Нескорая помощь: последствия медицинской реформы во Владимире

В соцсетях подводят итоги результатов чудо-решения владимирских властей…

Более трех лет прошло с того момента, как во Владимире
перестала существовать детская скорая помощь. Такой «подарок»
экономные местные власти сделали землякам еще к новому 2013 году…

Чиновники тогда просто заливались
соловьями, рассказывая о том, что всем сотрудникам детской скорой
сразу же сказали, где они могут продолжать работать, а также о том, что
«на маленьких пациентах это никак не отразится».

Впрочем, их слова были опровергнуты практически сразу.
Медики сообщили в СМИ, что их просто уволили, работу соответствующей
квалификации предложили далеко не всем. Например, фельдшеру, всю жизнь
проработавшему в реанимации, предложили место… санитара. Любопытно, если бы
авторам самой идеи предложили такой же «карьерный рост», они бы за
него с радостью ухватились?

Но все же главная проблема заключается в том, что
педиатрия — это сфера весьма специфическая. Организмы детей и взрослых сильно
отличаются друг от друга, а детские болезни специфичны. Кроме того, взрослый
человек может внятно объяснить, что у него болит, а годовалый ребенок — нет.
Поэтому работающие с взрослыми пациентами медики, как правило, даже не хотят
брать на себя ответственность за лечение детей…

Несмотря на множество негативных прогнозов, чиновники
заявили, что педиатров в скорой хватает и проблем поэтому не будет…

Но проблемы на самом деле начались
очень скоро. По информации СМИ, уже в феврале 2013 года нагрузка на
скорые выросла примерно в два раза. А вместо обещанного полноценного штата
педиатров на службе осталось только два детских специалиста! И это при том,
что 25% вызовов приходится именно на маленьких пациентов!

В итоге скорую приходилось ждать по два часа, а вместо
педиатров к детям приезжали обычные фельдшеры, не разбирающиеся в детских
болезнях и прямо с места консультирующиеся с педиатрами по телефону.

Напомню, речь идет о начале 2013 года. Как вы думаете,
многое ли улучшилось за три года?

За это время была как минимум предпринята попытка
снова разделить службы. Но, видимо, она оказалась
неудачной, так как воз и ныне там.

На днях я наткнулся на пост жительницы Владимира Светланы Пугачевой, которая
подробно описала, что происходит во владимирской скорой помощи:

«Объединение произошло на условиях, что все
бригады будут ездить на все вызовы — детские врачи к взрослым и наоборот. В
результате ушли почти все детские специалисты с колоссальным стажем и опытом.
Конечно, они легко нашли себе более тихие места за более приличные деньги. А
весь ад обрушился на „взрослые“ бригады, основу которых составляли фельдшеры,
наспех проинструктированные о детских болезнях…

Прекрасные медики, все знавшие о взрослых болезнях,
проработавшие на скорой много лет, в ужасе перед хрупкими детскими жизнями,
пациентами, которые „еще и говорить-то не умеют и, где болит, тебе не скажут“, — готовы были плакать. Ведь в раннем возрасте многие болезни очень специфичны и
развиваются мгновенно, а без многолетнего опыта, соответствующего образования,
наработанного чутья, в конце концов, всего этого можно и не распознать. Поэтому
и из „взрослой“ скорой кто смог тоже ушел. Работать вахтовым методом в Москву —
сутки дежурят в столице, а три дня отдыхают дома…

Ставка фельдшера СП — 8 тыс., многие надбавки убрали.
Люди работают на полторы ставки, сутки через двое…

Из-за жесткой нехватки медиков, стали обычным делом
огромные задержки выездов на вызовы…

Свежий результат всего этого. Пару дней назад к 10
часам вечера „стояло“ 96 вызовов. На весь город работало всего 13 бригад
(вместе со специализированными), что втрое меньше, чем это требуется для нашего
количества населения. Задержка доезда бригады составляла более восьми часов.
Компьютеры, хранящие данные о вызовах, писали: „Превышен допустимый предел“, и
были не способны отразить весь список. Смена ушла домой, так и не обслужив
людей, вызвавших помощь в 10 вечера, оставив их следующим. При том, что вызовы
с того времени продолжали поступать и поступать. А за каждым вызовом —
задыхающийся ребенок или старик в отчаянном положении. Или хрупкая девушка, из
последних сил борющаяся за жизнь…»

Осознают ли власти, что сделали, мягко говоря, что-то
не то?

Думаю, да. Недавно главу Владимирского облздрава
Александра Кирюхина вызвали на беседу областные депутаты.
Одной из центральных тем, нужно понимать, не очень приятного разговора, стала
именно «объединенная скорая», так как именно на ней был сделан
акцент в СМИ. Главный чиновник региона «от здравоохранения» само
объединение пытался защитить, но признал, что оно прошло в корне неправильно —
путем банального сокращения. А теперь вот он и не видит смысла восстанавливать
раздельные службы: ведь специалистов все равно нет… В городе из 36
минимально необходимых бригад работает всего 18…

Медиков можно понять. Они просто не хотят идти на
8-тысячный оклад за адскую работу. Помнится, мне недавно в ходе обсуждения
парочки скандалов, в которых фигурировали медики, комментаторы пафосно писали: «Никто не заставлял идти на эту работу
за такую зарплату. А если пришел, то не жалуйся»…
Вот медики в
конкретном городе и следуют этому совету — не идут. Только кому от этого стало
легче?

Вдумайтесь в ужас и цинизм ситуации! Люди, находящиеся
в тяжелом состоянии, ждут скорую помощь по 8-10 часов! Детей лечить некому. Три
года ситуация ухудшается, а чиновники только разводят руками, мол, ничего не
можем сделать.

Во Владимирской области нет денег на здравоохранение?
Странно! Есть сотни миллионов на ремонт здания казначейства. А
сотрудники скромного государственного предприятия
«Владоблгосэкспертиза» рассекают по городу на иномарках стоимостью около
2 млн, причем купленных на народные деньги далеко не в единственном
экземпляре. Выходит, что те самые люди (налогоплательщики), которые по 10 часов
дожидаются приезда скорой, отдают сотрудникам далеко не самой важной
региональной структуры деньги из своего кармана на цацки стоимостью около 250
месячных окладов фельдшера… Вам кажется это адекватным? Мне лично — нет…

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Источник