Приговор «крымским террористам» огласят 25 августа

В среду в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону начались прения по делу так называемых «крымских террористов». Гособвинитель Олег Ткаченко потребовал от суда приговорить украинского режиссера Олега Сенцова к 23 годам строгого режима, а анархиста Александра Кольченко — к 12 годам.

Приговор «крымским террористам» огласят 25 августа
фото: youtube.com

Олег Сенцов.

По мнению прокуратуры, столь жесткий приговор Сенцов заслужил за организацию в Крыму террористического подполья под эгидой запрещенного в России «Правого сектора», чтобы вернуть полуостров в состав Украины. С этой целью, как утверждает прокурор, он вербовал и уговаривал людей сжигать двери местных пророссийских организаций и взрывать памятники. А вот Кольченко должен сесть на 12 лет, потому что признался, что спалил дверь в офис «Единой России». Он, правда, не сознался, что, будучи анархистом, действовал в составе неонацистской украинской организации.

Если бы дело касалось простого хулиганства (подумаешь, дверь сожгли), приговор был бы гораздо мягче, но прокуратура уверена, что они именно террористы, и на протяжении всего процесса пыталась доказать свою позицию. Первоначально в этом ей должны были помочь два главных «козыря» — Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев, ранее полностью признавшие себя «крымскими террористами» и осужденные за это на 7 лет строгого режима.

Впрочем, когда прокурор попытался опросить Афанасьева по делу Сенцова, тот прямо в зале суда заявил, что его пытали, и от всех своих показаний он отказывается, себя виновным не признает и будет подавать апелляцию на свой приговор. Зато не подвел Чирний. Мало того что он раз за разом называл украинского режиссера лидером подполья — у обвинения есть даже трехчасовая видеозапись его разговора с Александром Пироговым, у которого он заказывал бомбы для взрыва Вечного огня в Симферополе. Взрывотехник устройство не изготовил, а пошел обо всем рассказать в ФСБ, так что сооружение осталось целым.

Но с Чирнием приключилась другая неприятность: он не смог пройти полиграф. «Ответить на вопрос, имеется ли в памяти Чирния информация о том, что Сенцов давал ему указания об изготовлении самодельного взрывного устройства, не представляется возможным», — сказано в заключении экспертов.

Помимо этих двух свидетелей прокуратура использовала показания членов «Молодой гвардии «Единой России», координаторов «Национально-освободительного движения» (НОД), неоднократно судимых за кражи жителей Крыма и так далее. Но они не имели непосредственного отношения к «террористической деятельности» и могли судить лишь о существовавшей тогда в Крыму политической ситуации и ущербе, которые понесли офисы «Единой России» и «Русской общины Крыма», чьи двери пострадали от поджога.

В свою очередь, Сенцов и Кольченко отказались от участия в прениях: как и прежде, они считают суд незаконным, дело — сфальсифицированным, а себя — гражданами Украины, захваченными российскими спецслужбами. А их адвокаты Владимир Самохин, Дмитрий Динзе и Светлана Сидоркина заявили, что в обвинительном заключении отсутствует описание признаков «террористического сообщества», закрепленных в соответствующей статье Уголовного кодекса. Самохин особенно подчеркнул, что даже состав террористов в деле постоянно меняется, в то время как это должна быть «структурная группа, действующая под единым руководством».

Адвокаты подсудимых настаивают, что Сенцов и Кольченко руководствовались собственными мотивами и не подчинялись друг другу. Даже лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош прислал в ростовский суд официальное уведомление о том, что никакого крымского отделения у его организации никогда не было, а подсудимые не входили в ее состав…

Судья Сергей Михайлюк вынесет приговор по делу так называемых «крымских террористов» 25 августа в 14.00.

Источник